Главная Статьи Принципы антибактериальной терапии инфекций верхних дыхательных путей

Принципы антибактериальной терапии инфекций верхних дыхательных путей

11 июня 2017 г.

Белорусская медицинская академия последипломного образования
Petrova L. G.
The principles of antibacterial therapy of upper respiratory tract infections
Belarusian Medical Academy of Postgraduate Education
Резюме. В статье рассматривается этиопатогенез инфекций верхних дыхательных путей в соответствии с современными эпидемиологическими данными, показания к антибиотикотерапии, выбор антибиотика и путей его введения в амбулаторной практике, преимущества цефалоспориновых антибиотиков в лечении инфекций ЛОР-органов, проводится анализ исследований, посвященных эффективности цефпрозила (Префикса) и цефподоксима (Сефпотека) в лечении инфекций верхних дыхательных путей.
Ключевые слова: антибиотикотерапия инфекций дыхательных путей, синусит, отит, цефалоспорины, цефпрозил, цефподоксим.
Summary. The article discusses the ethiopathogenesis of upper respiratory tract infections in accordance with current epidemiological data, indications for antibiotic therapy , choice of antibiotic and ways of administration in ambulatory practice, advantages of cephalosporin antibiotics in the treatment of upper respiratory tract infections , an analysis of research on the effectiveness of cefprozil ( Prefix ) and cefpodoxime ( Sefpotek ) in the treatment of upper respiratory tract infections.
Keywords : antibiotic therapy of respiratory tract infections, sinusitis, otitis media, cephalosporins, cefprozil, cefpodoxime.

Острые инфекции дыхательных путей являются самыми частыми заболеваниями в амбулаторной практике, с которыми встречаются врачи разных специальностей и по поводу которых назначают антибиотики. На долю острых респираторных инфекций приходится около 75% назначений антибиотиков в медицинской практике [3,5,6] и при этом в 50% случаев острых респираторных инфекций назначение антибиотиков признано неоправданным [6].
Основным ограничением эффективности антимикробных препаратов является способность микроорганизмов вырабатывать устойчивость к их действию. Этот естественный процесс многократно ускоряется при необоснованном и избыточном применении антимикробных препаратов [6].
Факторами, способствующими и провоцирующими рост антибиотикорезистентности, являются:
1. Нерациональная тактика антибактериальной терапии (неправильный выбор антибиотика, применение недостаточным курсом в неадекватной дозе.)
2. Избыточное и бесконтрольное использование антимикробных препаратов не только в медицинской практике, но и в ветеринарии, в агроиндустрии.
3. Частое необоснованное назначение антибиотиков.
4. Безрецептурная продажа антибиотиков.
Что касается инфекций верхних дыхательных путей, то во многих случаях они имеют вирусную этиологию, и антибактериальная терапия при этом является нецелесообразной. Вместе с этим очень важно знать основных бактериальных возбудителей заболеваний и их чувствительность к антибактериальным препаратам.
Пусковым моментом в развитии острого риносинусита, как правило, является вирусная инфекция, при которой околоносовые пазухи поражаются почти в 90% случаев [1, 4]. Под воздействием вируса на мерцательный эпителий полости носа и околоносовых пазух эпителиальные клетки теряют реснички, эпителий становится рыхлым, развивается отек слизистой оболочки, воспаление. Следствием этого являются нарушение аэрации синусов, инактивация мукоцилиарного клиренса и скопление серозного экссудата в просвете синусов. Снижение скорости мукоцилиарного транспорта продлевает время контакта патогенных бактерий с эпителием слизистой оболочки и способствует их адгезии на эпителии, колонизации и бактериальному инфицированию.
В Европейском соглашении по синуситам (EPOS) принятом в 2012 предлагается выделять две формы острого риносинусита, требующие различного подхода к терапии: наиболее распространенную — поствирусный синусит, не требующую назначения антибиотиков и острый бактериальный синусит при котором антибактериальная терапия целесообразна [9].
ОРВИ осложняется бактериальным синуситом в небольшом проценте случаев (около 2%).
Острый бактериальный синусит проявляется определенными клиническими симптомами: высокая температура, гнойные выделения из носа, выраженная боль в области пазухи, изменения воспалительного характера в анализах крови и др [9].
Критериями острого бактериального синусита являются:
1. Начало заболевания со стойких симптомов, сохраняющихся более 10 дней без клинического улучшения.
2. Начало заболевания с лихорадки ( выше 39С) и выраженных симптомов интоксикации, а также гнойных выделений из носа или лицевой боли, продолжающихся как минимум 3 – 4 дня с момента дебюта заболевания.
3. Начало заболевания с ухудшения клинической картины, характеризующегося возникновением новых эпизодов лихорадки, головной боли или усилением назальных выделений после типичной вирусной ИВДП, которая продолжалась 5-6 дней и изначально имела тенденцию к улучшению (развитие второй волны заболевания).
4. Повышение СОЭ / С-реактивного белка.
ОРВИ могут приводить к развитию воспаления среднего уха. Механизм развития острого среднего отита сходен с механизмом развития синусита. Пусковым моментом для развития отита, является воспаление и отек слизистой носа, что ведет к нарушению функции слуховой трубы и к изменению давления в полости среднего уха. Кроме того, изменяются реологические свойства слизи, нарушаются нормальные пути оттока ее из носа и носоглотки, создаются условия для развития микроорганизмов, что приводит к возникновению отита [4] .
Острый средний отит — одно из самых рас¬пространенных заболеваний детского возраста. К трех¬летнему возрасту отит переносят 71% детей, а за пер¬вые 7 лет жизни до 95% детей имеют в анамнезе хотя бы один эпизод этого заболевания [2].
Антибактериальная терапия базируется на знаниях об основных возбудителях заболевания, состав которых меняется. Исследования последних лет показывают, что наиболее частыми возбудителями острых риносинуситов у взрослых являются:
1. Streptococcus pneumoniae (34%)
2. Haemophilusinfluenzae (29%)
3. Moraxella catarrhalis (11%)
4. St. aureus (14%)
У 66% пациентов при ОС высевается один патоген. У 26-30% множественные бактериальные культуры.
В Европейских странах, процентное соотношение основных возбудителей риносинусита до применения вакцинации детей пневмококковой вакциной и после вакцинации выглядит следующим образом: Streptococcus pneumoniae 27% (до вакцинации — 44%), Haemophilus influenzae 44% (до вакцинации- 37%), St. aureus 8% (до вакцинации — 4%), S. Pyogenes 7% (до вакцинации- 12%), Moraxella catarrhalis 13-14% [9].
Острый средний отит (ОСО) могут вызывать бактериальные и вирусные возбудители, относительная частота которых варьирует в зависимости от возраста пациентов и эпидемиологической ситуации. Основными возбудителями ОСО более чем в 80% случаев являются S. pneumoniae и нетипируемые штаммы Н. influenzae, реже – М. catarrhalis. Причем необходимо отметить: более 34% штаммов Н. influenzae и 70% М. catarrhalis продуцируют β-лактамазу. Не существует строгого соответствия этиологии ОСО клинической картине заболевания, однако следует отметить, что пневмококковый ОСО обычно протекает тяжелее, чаще приводит к развитию осложнений и не склонен к саморазрешению [2,6].
Для решения вопроса о характере системной воспалительной реакции и целесообразности назначения антибиотика в сложных случаях рекомендуют исследовать уровень в крови биохимических маркеров бактериального воспаления – прокальцитонина и С-реактивного белка: первый характе-ризуется высокой специфичностью, второй – высокой чувствительностью при диагностике бактериальной инфекции [6].
Безусловными показаниями для назначения антибактериальной терапии при ОСО являются:
1. Тяжелое течение ОСО, сопровождающееся выраженным болевым синдромом, повышением t тела > 38°С и сохранение симптомов > 24 часов.
2. ОСО у детей в возрасте до 2х лет.
3. Рецидивирующий ОСО
4. ОСО с гноетечением
5. Увеличение показателей «тройки» маркеров воспаления (С-реактивный белок, прокальцитонин и лейкоциты)
Острое воспаление лимфоидной ткани глоточного кольца – острый тонзиллит является наиболее частым состоянием среди детей и подростков в возрасте от 5 до 15 лет. Streptococcus pyogenes является основным возбудителем острого тонзиллита. Антибактериальная терапия показана только при тонзиллофарингите, вызванном b-гемолитическим стрептококком группы А, т.е. не более чем у 30% детей и не более чем у 20% взрослых с жалобами на лихорадку и боль в горле [6].
Эффективность лечения острых бактериальных инфекций верхних дыхательных путей во многом зависит от правильного выбора и назначения антибактериального препарата. Как правило, выбор препаратов осуществляется эмпирически, условием является активность против S.pneumoniae и H.influenzae. По сравнению с пневмококками спектр природной чувствительности гемофильной палочки несколько уже. Микроорганизм мало чувствителен к пенициллину, из бета-лактамов наибольшей активностью характеризуются аминопенициллины, в том числе защищенные аминопенициллины, цефалоспорины II–III поколений. Именно эти препараты составляют основу терапии как легких, так и тяжелых инфекций, вызываемых H. influenzae.
В подавляющем большинстве случаев антибиотики следует назначать внутрь. Современные пероральные лекарственные формы антибактериальных препаратов характеризуются высокой биодоступностью. Парентеральное введение в амбулаторной практике должно являться исключением. В условиях стационара при тяжелом течении заболевания или развитии осложнений показана ступенчатая терапия. Ступенчатая терапия предполагает двухэтапное применение антибактериальных препаратов: вначале парентеральное введение антибиотика (желательно внутривенное), а при улучшении состояния (как правило, на 3–4 день) переход на пероральный прием этого же или сходного по спектру активности препарата [6].
Основные принципы рационального применения антимикробных препаратов в амбулаторной практике заключаются в следующем:
1. Антимикробный препарат следует назначать только при наличии бактериальной инфекции (кроме ограниченных случаев антибиотикопрофилактики).
2. Выбор оптимального режима антибактериальной терапии следует осуществлять с учетом фармакокинетики и фармакодинамики антибиотика, это подразумевает назначение адекватного антибиотика в адекватной дозе при планируемой адекватной длительности терапии.
3. При выборе антимикробного препарата необходимо знать региональную ситуацию с антибиотикорезистентностью наиболее актуальных возбудителей и учитывать наличие у пациента риска инфицирования данными устойчивыми возбудителями.
4. Избегать назначения антимикробных препаратов низкого качества и с недоказанной эффективностью.
5. Избегать необоснованного профилактического назначения антибактериальных, антифунгальных и противовирусных средств.
6. Оценку эффективности антимикробной терапии следует проводить в интервале 48–72 часа после начала лечения.
Препаратами первой линии для лечения острых инфекций верхних дыхательных путей обычно является амоксициллин. При отсутствии эффекта в лечении назначаются амоксициллин клавуланат либо пероральные цефалоспорины II, III поколений При наличии факторов риска инфекции, обусловленной резистентным к β-лактамам S. Pneumonia препаратами выбора являются амоксициллин клавуланат или цефалоспорины II,III поколений.
Объединенный консенсус Американского общества по инфекционным заболеваниям и Американского торакального общества приводит следующие факторы риска инфекции, обусловленной резистентным к β-лактамам S. Pneumonia:
1. Терапия β-лактамными антибиотиками в предыдущие 3 месяца
2. Возраст < 2 лет или > 65 лет
3. Нахождение в закрытых организованных коллективах
4. Сопутствующие заболевания (например сердечно-сосудистые, сахарный диабет, ХОБЛ и др.)
5. Алкоголизм
6. Иммуносупрессия из-за болезни или медикаментозная
Современные эпидемиологические исследования демонстрируют рост устойчивости пневмококка и пиогенного стрептококка к макролидам, преимущественно 14- и 15-членным. Примерно в 1,5–2 раза более активны 16-членные макролиды. В связи с этим макролиды, в том числе и 16-членные, являются препаратами третей линии, применение которых может считаться обоснованным исключительно при IGE опосредованной аллергической реакции на весь класс бета-лактамов [6].
В настоящее время установлено, что по ряду важнейших параметров — спектру антибактериального действия, фармакокинетике, безопасности и др. — цефалоспорины могут превосходить антибиотики многих других классов, чем и объясняется их статус антибактериальных средств, наиболее широко применяемых во многих странах мира [7].
В начале 40¬х гг. прошлого столетия профессор Университета Кальяри (Сардиния) Giuseppе Brotzu предположил, что периодическое самоочищение сточных вод в Сардинии обусловлено ингибирующей активностью особых микроорганизмов. Ему удалось выделить гриб Cephalosporium acremonium (в настоящее время именуемый Acremonium chrysogenum), обладавший по отношению к грамположительным и грамотрицательным микроорганизмам выраженной антибактериальной активностью, отличной от таковой пенициллина [7]. Следующим этапом (с 1955 по 1962 г.) стало детальное изучение С.acremonium.. Из продуктов обмена веществ этого гриба удалось выделить бактерицидную субстанцию — цефалоспорин С, ставшую исходным веществом для получения 7¬аминоцефалоспорановой кислоты — структурной основы цефалоспоринов. Но в клиническую практику цефалоспорины вошли только в конце 50¬х гг. прошлого столетия. Однако некоторые фармакологические особенности препаратов того времени, а именно их плохая всасываемость из желудочно¬кишечного тракта и необходимость только парентерального применения, сдерживали широкое использование антибиотиков этого ряда. Когда в 70¬х гг. были синтезированы первые цефалоспорины с высокой биодоступностью и стало возможным использование их внутрь, цефалоспорины стали одними из самых широкоиспользуемых в клинической практике антибактериальных препаратов, в том числе и у детей. Сейчас в мире насчитывается около 70 различных цефалоспориновых антибиотиков [7].
Популярность этих препаратов объясняется наличием многих положительных качеств:
— широкого спектра антимикробного действия, охватывающего практически все микроорганизмы;
— бактерицидного механизма действия;
— хорошей переносимости и небольшой частоты побочных эффектов;
— простоты и удобства дозирования.
Из цефалоспоринов II поколения особого внимания заслуживает цефпрозил (Префикс – препарат компании Nobel), обладающий широким спектром бактерицидного действия в отношении грам-положительных и грам-отрицательных микроорганизмов и отличающийся особой активностью в отношении S. Pneumonia. Кроме того Префикс активен в отношении анаэробов, что очень важно при лечении затянувшихся синуситов.
Сравнивая широко применяемые в настоящее время пероральные цефалоспорины, самые высокие показатели биодоступности имеет Префикс – 95%, причем прием пищи или антацидов не влияют на показатели биодоступности. Вместе с этим стабильность Префикса к некоторым β-лактамазам превышает таковую у других пероральных цефалоспоринов [13].
Существенным преимуществом Префикса является его выраженная антипневмококковая и антистафилококковая активность по сравнению с другими цефалоспоринами, что позволяет проявлять высокую эффективность при лечении инфекций дыхательных путей [17].
Префикс эффективно используется в схемах эрадикации β-гемолитического стрептококка, но не влияет на α-гемолитический стрептококк, составляющий нормальную микрофлору тонкого кишечника, что также является его важным преимуществом [14].
Префикс показывает большую эффективность при лечении инфекций дыхательных путей по сравнению с амоксициллина клавуланатом, и при этом лучшую переносимость : такие побочные эффекты как диарея, тошнота, кожные проявления отмечаются значительно реже при приеме цефпрозила [17,19].
После приема per os цефпрозил (Префикс) начинает действовать в короткие сроки и определяется в плазме уже через 1,5 часа.
Префикс применяется вне зависимости от приема пищи, что позволяет пациентам лучше соблюдать режим лечения.
При лечении острого риносинусита, ОСО, острого тонзиллофарингита Префикс назначается по 500 мг 2 раза в сутки в течение 5 – 10 дней.
Также заслуживает внимания Сефпотек – препарат компании Nobel (цефподоксима проксетил) современный цефалоспориновый антибиотик III поколения для перорального приема. Сефпотек нарушает синтез клеточной стенки бактерий – оказывает бактерицидное действие на широкий спектр микроорганизмов. Сефпотек устойчив к действию бета-лактамаз. В то же время показано влияние Сефпотека на жизнедеятельность бактерий в биопленках, что особенно актуально при лечении рецидивирующих инфекций. Проведенные в Испании исследования (2007 г.) показали, что штаммы Str. pneumoniae, нечувствительные к действию пенициллина, чувствительны к цефподоксиму в 99,5% случаев [8].
Подтверждение высокой активности цефподоксима (Сефпотека) в отношении основных респираторных патогенов (S. pneumoniae,S. pyogenes, H. influenzae, M. catarrhalis и др.) по сравнению с таковой макролидных антибактериальных препаратов, амоксициллина и амоксициллина/клавуланата было получено в исследовании с участием 3593 пациентов из Австрии, Италии и Испании [8].
Цефподоксим (Сефпотек) показал большую эффективность в борьбе с пневмококковой инфекцией, чем цефаклор, цефиксим и цефтибутен, особенно в отношении штаммов со сниженной чувствительностью к пенициллину, и более выраженную антимикробную активность, чем амоксициллин, амоксициллин/клавуланат, цефаклор и цефуроксим, при поражении респираторного тракта грамотрицательными микроорганизмами [8].
Немаловажную роль играет способность цефподоксима проксетила (Сефпотека) создавать высокие бактерицидные концентрации в тканях и жидкостях ЛОР органов.
После перорального приема в тонкой кишке происходят деэтерифицикация и превращение цефподоксима проксетила в активный метаболит – цефподоксим, что существенно минимизирует риск развития дисбактериоза кишечника [8]. Режим дозирования препарата Сефпотек удобен — 200мг 2 раза в сутки в течение 5 -10 дней.
Таким образом, пероральные цефалоспорины II (Префикс) и III (Сефпотек) поколений удовлетворяют основным требованиям к антибактериальным препаратам для лечения бактериальных инфекций ЛОР органов за счет:
– высокой активности в отношении большинства актуальных грамположительных и грамотрицательных возбудителей;
– устойчивости к действию подавляющего числа β-лактамаз;
– создания высоких и длительно сохраняющихся терапевтических концентраций в тканях и жидкостях организма;
– оптимального режима дозирования и возможности выбора схемы терапии;
– высокого профиля безопасности и комфорта;
– хорошей приверженности пациентов к проводимому лечению.
Список литературы
1. Лечебно-диагностическая тактика при остром бактериальном синусите/А.И. Крюков и др.// Метод.реком.-Москва,2002.-12с.
2. Меркулова Е.П.. Отология. Актуальные аспекты./Л.Г.Петрова.,/ Минск, «Белпринт» 2011 – 198с.
3. Петрова Л.Г., «Современные подходы к лечению синуситов»/Л.Г. Петрова, В.Л Чекан., В.В. Чайковский., Минск, «АРС-медика», 2010. №11 . — С. 50-57.
4. Петрова Л.Г. Осложнения острых респираторных вирусных инфекций/ Л.Г. Петрова // Новости отечественной фармации.-2013.-№4.С11-12
5. Рациональная фармакотерапия заболеваний уха, горла и носа: руководство для практикующих врачей. Под общ. Ред. А.С. Лопатина ; Литера, 2011
6. Стратегия и тактика рационального применения антимикробных средств в амбулаторной практике: Российские практические рекомендации / под ред. С. В. Яковлева, С. В. Сидоренко, В. В. Рафальского, Т. В. Спичак. М..: Издательство Престо, 2014 – 121с.
7. Юлиш Е.И. Дифференцированное применение пероральных цефалоспоринов при острой респираторной патологии у детей «Здоровье ребенка» 6 (33) 2011
8. Яремчук С.Э. Место пероральных цефалоспоринов ІІІ поколения в лечении воспалительных заболеваний ЛОР*органов // АНТИБІОТИКОТЕРАПІЯ • КОНСПЕКТ ЛІКАРЯ . — № 7 (260) . — 2011 с. 54
9. Europian Position Paper on Phinosinusitis and Nasal Polyps 2012/ W.J.Fokkens et al.//RHINOLOGY.-2012.-Vol.50, suppl.23
10. Steven L Barriere. The Annals of Pharmacotherapy, 1993 September. Volume 27: 1082-1089
11. Barbhaiya RH et al. Antimicrobial Agents and Chemotherapy 34: 202-205, 1990
12. Barriere SL. Clinical Infectious Diseases 14 (Suppl. 2): 184-188,1992.
13. Wise R. Eur J Clin Microbiol Infect Dis. 10:839-845.1994
14. Brook I et al. J of Antimicrobial Chemotherapy, 40: 725-728, 1997
15. Van den Wijngaart W, Verbrugh H, Theopold HM, Bauernfeind A, Cuenant G et al. Clinical Therapeutics 14: 306-313, 1992.
16. Influence of penicillin/amoxicillin non-susceptibility on the activity of third-generation cephalosporins against Streptococcus pneumoniae / A. Fenoll, M.J. Gimenez, O. Robledo, L. Aguilar, D. Tarrago, J.J. Granizo, J.E. Martin-Herrero // Eur. J. Clin. Microbiol. Infect. Dis. — 2007. Oct 18; [Epub ahead of print]).
17. Ball P. Eur. J. Clin. Microbiol. Infect. Dis. October 1994, 851-856.
18. Nolen T. Eur. J. Clin. Microbiol. Infect. Dis. 13: 866-871, 1994.
19. Jeffrey Adelglas et al. Clinical Therapeutics, volume 20, no 6; 1998.